Александр Устин: «О том, что стал папой, узнал от соседки»

Александр Устин: «О том, что стал папой, узнал от соседки»

01.07.2018 0 Автор Катерина Булатова

Один из самых известных и перспективных игроков астраханского «Динамо», Александр Устин в мае 2015 года едва не попрощался с карьерой, получив тяжелую травму. Гандболист рассказал о двух годах без спорта, о миллионах, списанных с карты и о судьбоносной встрече в поезде.

От бешеного успеха до больничной койки

— В 2015 году ты получил травму, которая едва не поставила крест на твоей карьере. Расскажи, как это было.

— Ничего не предвещало беды. Очередная игра чемпионата, мы поехали в Ставрополь, буквально первые секунды матча. Пошла атака, меня неудачно толкнули, и я упал на ногу. Так сложилось, что именно под этим углом связка не выдерживает. И она лопнула. Я сначала думал, что у меня колено пополам сложилось. Сначала грешили на мениск, но когда сделали МРТ, стало понятно, что и крест (крестообразная связка – прим.ред.) порван. По сути, это одна из самых тяжелых травм, после нее очень сложно восстанавливаться. Я не знал, какие последствия бывают, думал, что месяц посижу. А когда мне сказали, что это минимум на девять месяцев, то тут уже началось.

— Что началось?

— В травмах даже операция – не самое страшное. Сложнее проходит период восстановления. Мне нужно разрабатывать колено, сгибать его, а я не могу, у меня швы расходятся. И что делать? В общем, прошло четыре месяца, я занимался, восстанавливался, думал, что вот уже немного осталось. Стал входить в рабочий режим. На тренировке прыгнул, приземлился и вдруг «тык» — иду, а у меня нога болтается. Потом болеть начала. Сделали МРТ, оказалось, что лопнул имплант, который мне ставили в колено. В январе мне сделали повторную операцию.

— После года восстановления ты получаешь еще одну травму и снова выбываешь.

— Да. Через несколько месяцев, на тренировке, я поскользнулся и «убил» другую ногу. Субтотальный разрыв связки. То есть она не до конца разорвалась, а до того предела, когда непонятно, когда может окончательно лопнуть. От сантиметра связки осталось три миллиметра.

— Что сказали в гандбольном «Динамо»?

— Мне очень повезло, клуб меня ждал два года. Они могли бы отправить меня «лесом», сказать, мол, ты понимаешь… Но нет, меня не бросили: платили зарплату, помогали с восстановлением. После такого, возвращаться в спорт вдвойне приятно.

Возвращение самурая

— Как ты вернулся на площадку?
— Когда я восстановился после всех операций, меня отправили в «Авиатор» (вторая команда гандбольного клуба «Динамо», на тот момент выступала в Высшей гандбольной лиге – прим.ред.). Я думал, что будет сложно, но азарт взял свое. Хотелось доказать, что даже после операций на ногах, можно вернуться в большой спорт. В основную команду меня забрали после трех туров. Как-то раз, на тренировке, тренер озвучивает состав на игру. И называет мою фамилию. Я аж подпрыгнул от неожиданности. Довольный был, как кот. Это было в октябре.

— На этом черная полоса закончилась?

— Ты будешь смеяться, но была еще одна травма. Мы должны были ехать на турнир в Голландию, осталась последняя игра. Начало матча, я уже забросил парочку мячей, а потом меня сносят. Чувствую, больно. Думаю «Да ладно, опять что ли?». Но обошлось. Это был просто костный ушиб.

…и немного о личном

— Твоя жена – заведующая кафедры в музыкальном колледже. Как вы, из мира спорта и культуры нашли друг друга?

— Мы познакомились, когда мне было 15 лет. Я поехал к бабушке в Волгоград. И она ехала в Саратов к маме. Сели на один поезд, в одно купе. Получилось так, что обратно ехали тоже вместе, совпало так. Разговорились, потом постоянно переписывались, встретились в Астрахани, она училась в местном колледже. И больше не расставались. Спустя 7 лет решили пожениться.

Как вы к этому пришли?

— Она уехала на гастроли в Беларусь и я дал ей свою карточку. И мне приходит смс на телефон о снятии денег с карты. Пять миллионов рублей. Слово «белорусских» я не увидел (смеется). Я звоню ей, плевать на роуминг, спрашиваю, все ли нормально, что случилось. А она мне: «Я платье купила». Я не понял, какое платье? Она говорит: «Свадебное. Такое красивое, решила взять». Я долго смеялся, говорил, что вдруг передумаю. Она вернулась, через несколько недель я сделал ей предложение.

— То есть сначала платье, потом предложение?

— Да. Так и надо, взяла быка за рога.

— Вставал на колено?
— Конечно! Это было на Новый год, мы отмечали в ресторане. Я был в костюме, с огромным букетом роз! Мне кажется, что в тот вечер я был таким красавцем, что мог бы любой сделать предложение и мне бы не отказали.

— Полтора года назад у тебя родился сын. Что ты чувствовал, когда стал папой?

— Я возил жену в роддом две недели. Под конец просто сдал ее, сказал, чтоб без ребенка не приезжала. Вечером уже все началось. О том, что я стал папой, я узнал от соседки. Ее подруга работает в роддоме, и она сообщила нам. Говорит, мол, почему не отмечаете, мальчик у вас родился. А на следующий день я пришел к ним. Ты смотришь и не веришь, что могут быть такие маленькие ножки. Это непередаваемо.

Вся жизнь в игре
Спортивная общественность узнала об Александре, когда ему исполнилось 20 лет. Тогда он дебютировал в основном составе гандбольного «Динамо». Спортсмен шел к этому семь лет: от детской команды в молодежный состав и только после этого заиграл во «взрослой» лиге. В 2014 стал одним из лучших бомбардиров клуба. В 2015 получил травму. В гандбол Устин пришел из бассейна. С 6 до 13 лет он занимался плаваньем.  В чемпионате России по гандболу среди мужских команд Суперлиги в сезоне 2017\2018 Александр Устин забросил 80 мячей.

Газета ВОЛГА