Екатерина Матлашова: «В 18 лет думала заканчивать с гандболом и искать другую работу»

Екатерина Матлашова: «В 18 лет думала заканчивать с гандболом и искать другую работу»

17.11.2018 0 Автор Катерина Булатова

Бывший игрок «Астраханочки» Екатерина Матлашова, выступающая сейчас за краснодарскую «Кубань», рассказала о неудачах в новой команде, вспомнила себя в «калитке» и о том, как хотела заканчивать со спортом. 24-летняя Матлашова не падает духом из-за локальных проблем «Кубани» и непопадания в состав национальной команды на Евро-2018.

— Что пошло не так в домашней игре с «Месалией» в квалификации Кубка ЕГФ?

— В целом никаких оправданий не было и нет: такому сопернику мы не должны были проигрывать. Тем более дома. По уровню игры испанский клуб не так уж и силен. Сами не забросили много «своих» мячей и из-за этого проиграли. К сожалению, это далеко не первый матч «Кубани» в сезоне, когда с нами происходит подобное. Так получается, что постоянно играем в догонялки. Внутри команды стараемся через общение найти общие ответы на вопросы типа «что происходит из раза в раз?», «где мы ломаемся?». Мне кажется, нам не хватает командного взаимодействия, часто сбиваемся на игру «кто в лес, кто по дрова», не складывается общий пазл. Нельзя сказать, что мы не хотим играть или недорабатываем в тренировочном процессе.

— В интернете на вас вываливают много негатива. Часто подобное помогает команде встряхнуться. Почему это пока не получается у «Кубани»?

— Люди делают выводы на основании того, что видят, — то есть на основании нашей игры. С одной стороны, это не повод принимать все близко к сердцу, но с другой — причина задуматься, что с трибуны мы выглядим как будто безвольными и нецелеустремленными.

Перед отъездом в Испанию сделали серьезные выводы и, надеюсь, в ответной игре с «Месалией» покажем, на что действительно способны.

— Как сейчас ведет себя Евгений Трефилов? На что делает акценты? Чего требует от вас прежде всего?

— Если честно, немного даже жаль Евгения Васильевича. Объясню, почему. Он все нам разжевывает, раскладывает по полочкам. А мы выходим на площадку, и из игры в игру у нас не получается воплотить наработанное на тренировках. Трефилов уже пробовал, что называется, и кнут, и пряник. Он не устает повторять, что в команде должен быть лидер, который потянет на себе коллектив и возьмет ответственность в критические моменты. А еще призывает, чтобы мы были едины и боролись друг за друга и за команду.

— В Краснодаре сейчас очень молодая команда. Немногие старше тебя. В связи с этим есть претензии к самой себе, что не «вывозишь» — по крайней мере пока — команду как одна из опытных гандболисток?

— Конечно, вопросы к себе у меня есть всегда. Но, согласитесь, линейная — игрок зависимый. Только не сочтите это за какое-то оправдание. Рассказывать же о том, как мы пытаемся наладить контакт за пределами площадки, я не хотела бы.

— В заявке «Кубани» на сегодня ты — единственная номинальная линейная. Это к вопросу о дополнительной ответственности…

— Конечно, это ненормально. Конкуренция всегда должна быть, и она очень помогает в каждодневной работе. Примерно об этом говорит и Евгений Васильевич: мол, ты одна линейная, поэтому недорабатываешь, зная, что заменить некем. К сожалению, сломалась в начале сезона Валя Вернигорова, и я осталась одна. Только Яна Савинова, наш левый край, выходит подменять меня на отдельных отрезках.

— В «Кубани» ты второй сезон. Как игрок сильно изменилась, многому научилась?

— В предыдущим клубе, московском «Луче», я играла куда больше на полусреднем, нежели в линии. Соответственно, и голов было больше, потому что от меня требовалось много атаковать, идти на бросок.

Евгений Трефилов звал меня в «Кубань» на протяжении двух сезонов, звал настойчиво. В первый год я собиралась переходить из «Луча» в другой клуб — не буду называть, какой. Тот трансфер сорвался, я осталась в Москве. Евгений Васильевич продолжал приглашать, «Кубань» связалась со мной в середине сезона, и я загодя дала согласие на переход летом 2017-го. Надо было делать новый шаг в карьере, и в этом плане, конечно, Краснодар выгодно отличается от нынешнего «Луча». У Трефилова я научилась многим деталям игры в линии. Ведь вообще-то я линейная-самоучка! Многие помнят меня как полусреднюю, а начинала в гандболе вообще вратарем…

— С этого места поподробнее!

— Мои мама с папой на серьезном уровне занимались академической греблей. У них был хороший знакомый — гандболист, и родители почему-то решили отдать меня в этот вид. Просмотр я прошла легко: с детства отличалась ростом. Мой первый тренер — Галина Викторовна Садовникова. Ей конечно, большое спасибо и низкий поклон, что поверила и столько сил в меня вложила. Именно Галина Викторовна поставила меня в ворота, и я часто выезжала на турниры голкипером команд старших возрастов.

Помню, мы были в Сочи, и она предложила мне попробовать сыграть на полусреднем. А дальше пошло-поехало, стало получаться все лучше, про игру в воротах я больше не вспоминала. У нас была очень хорошая команда: любители гандбола могут помнить линейную Дашу Деникаеву, разыгрывающую Дашу Богданову (Чаплыгину), левую крайнюю Машу Рачителеву, которая на год старше, — почти все они уже завершили карьеры.

В линию меня впервые поставил Вячеслав Владимирович Кириленко. Я тогда играла в «Астраханочке» и в юниорской сборной России. Когда оказалась в «Луче», то сначала выступала в задней линии, но потом травмировала плечо и после операции не могла больше так мощно бросать, как раньше. И все равно у Алексея Александровича Алексеева я была то полусредней, то линейной. А вот Евгений Васильевич звал в «Кубань» именно как «линию».

— Судя по всему, семья по-прежнему очень пристально следит за твоей карьерой.

— О, да! Когда я еще играла в «Астраханочке», папа получил предложение поработать в Москве, и вскоре родители с моим младшим братом переехали в столицу. Мой переход в «Луч» с этим событием никак не связан. О мотивах ухода из родной астраханской команды говорить не хочу. Но тогда, в 18 лет, не знала, куда мне податься, и даже подумывала заканчивать с гандболом и искать себе другую работу. Сейчас могу сказать, что это был, наверное, слом детской психики: родители с братом уехали, без них дома было очень тяжело.

На полном серьезе стала считать, что в гандболе у меня больше ничего не получится и надо искать себя вне спорта. Теперь со смехом вспоминаю, как заходила на сайты поиска работы. Родители, как могли, отговаривали меня, просили перетерпеть трудные времена в гандболе, ведь на то время в «Астраханочке» я почти не играла и только на лавочке просиживала.

Отдельные добрые слова скажу в адрес Тренера. Так — без имени-отчества — в «Луче» принято называть Алексея Алексеева. Тренер поверил в меня и заставил меня саму снова уверовать в собственные возможности и силы. В Москве я играла три с половиной года. В первый сезон Алексеев еще не особо мне доверял, но потом у нас сложилось полное взаимопонимание.

— Прошло примерно полтора года, как тебя впервые пригласили в национальную сборную. Ты была в составе на прошлогоднем чемпионате мира, играла отбор Евро-2018. Успела почувствовать себя на сто процентов своей в главной команде страны?

— Когда был обнародован «список 28» и там меня не оказалось, вот тогда окончательно поняла, что сборная России — это моя команда, я ее часть. В душе стало так обидно… Даже не ожидала от себя такой реакции.

— После этого у тебя был отдельный разговор с Трефиловым? С его объяснениями или твоими вопросами?

— Нет, ничего такого. Первая реакция — обида — прошла. Я приняла это решение наставника, я взрослый человек, должна адекватно все воспринимать и делать выводы.

— Кто на сегодня сильнейшая линейная в российском гандболе?

— Ксения Макеева сейчас явно на пике формы. «Ростов-Дон» хорошо взаимодействует с линейной, «кормит линию». Ксюша открывается очень хорошо и забрасывает стабильно. Ну а классной центральной защитницей она, по-моему, была всегда. Ей и остается.

— Кто твои главные подруги в краснодарской команде?

— Не люблю выражения «лучшая подруга». В «Кубани» я со всеми хорошо общаюсь, но так вышло, что живу неподалеку от Кати Баркаловой и Юли Гаряевой и больше всего времени мы проводим вместе. А так все мои друзья сейчас в Москве и в ближайшем Подмосковье — в Балашихе.

— Младший брат Антон не пошел по твоим стопам?

— Нет. Наоборот, это я пошла по стопам нашей старшей сестры Ани. Она играла в сборной 1992 года рождения у Левона Оганесовича Акопяна, тоже была линейной. Закончила со спортом из-за проблем со спиной еще на молодежном уровне: после операции не смогла вернуться. Брат Антон пробовал себя в гандболе, но не втянулся так, как мы с Аней.

Артем Шмельков (БЦ)

Фото: пресс-служба ГК «Кубань», Дмитрий Марочкин.

{"type":"MBR_ENVIRONMENT","command":"getSovetnikInfo","clid":"2288281","affId":"1","listenerId":8337741,"response":{"clid":"2288281","affId":"1","applicationName":"Защита от веб-угроз 360","browser":"chrome","extensionStorage":true,"notificationStatus":"chrome","notificationPermissionGranted":false}}