Кира Трусова: «Всегда пересматриваю свои игры, подмечаю косяки»

Кира Трусова: «Всегда пересматриваю свои игры, подмечаю косяки»

29.12.2018 0 Автор Катерина Булатова

Голкипер гандбольной «Астраханочки» вспоминает серебряный Чемпионат Европы 2018. В интервью «БЦ» Кира Трусова расскажет о мотивации от Трефилова, о скамейке в сборной и о вратарской ревности.

 Вернемся на пару лет назад. Тогда вы по телевизору смотрели Олимпиаду в Рио, где блистали ваши подруги по звездной российской «молодежке»…

— Была ли у меня мысль, что вместе с Аней Вяхиревой и Дашей Дмитриевой могла играть и я? Не скрою, такие соображения возникали. Но, видимо, тогда была еще молода для подобного турнира. На Игры поехала очень опытная бригада вратарей, у меня такого багажа не было. Но ничего страшного. Думаю, мой час еще настанет.

— Летом Евгений Трефилов не раз повторял, что ему не нравится ваше отношение к делу на тренировках.

— Возможно, он хотел меня этим подстегнуть. Думаю, это неплохо — такими словами повышать мою старательность.

— Они вас задевали?

— Не скажу, что после них я прямо рвалась что-либо доказать. И злости тоже не было. А вот азарт действительно появился. Стараюсь демонстрировать тренерам свой уровень каждой тренировкой, каждым матчем.

— Топ-турнир во Франции можно назвать самым тяжелым для вас?

— Это с какой стороны посмотреть. Первое в карьере попадание в основную заявку на столь крупные соревнования вызвало такой моральный подъем, что не ощущала никакой тяжести. Полуфинал против румынок вообще ставлю особняком. После победы была настолько окрылена, что всю усталость как рукой сняло. Хотелось играть еще и еще.

— Так вышло, что вы больше играли в матчах, не имевших решающего значения. Но вратарям в них, наверное, даже сложнее?

— Зато можно проявить себя по максимуму. Полевые игроки могут в чем-то дать себе поблажку, а голкиперу так или иначе надо отбивать мячи. Всегда.

— Большая пауза между предварительным и основным раундами плюс два матча без турнирной значимости пошли сборной впрок?

— Думаю, что да. Можно было дать отдохнуть основе, а резервистам получить игровую нагрузку. Но все равно нам не стоило так расслабляться. Надо было побеждать и в тех встречах.

— Приоткройте завесу тайны: после поражений от словенок и шведок тренер вас сильно песочил? Или говорил: проиграли — ну и ладно, в зачет это не пойдет?

— Такие слова Евгений Васильевич вряд ли когда-либо скажет. Он ко всем матчам относится одинаково серьезно, хочет постоянно выигрывать. Конечно, он ругался. Рассказал каждому игроку, в чем были его оплошности.

— Насколько тяжело психологически выходить со скамейки в полуфинале чемпионата Европы?

— Совсем не тяжело. Во-первых, статус запасной меня не угнетал. Аня Седойкина действительно смотрелась лучше. Ведь я до сих пор учусь и точно не скажу, что все знаю во вратарском деле. А она для меня — пример. Во-вторых, ты сидишь на скамейке заряженной — в любой момент выйти и помочь девочкам. Рвешься в бой, думаешь: ну когда уже меня выпустят?!

— Запомнился эпизод, когда вы механически словно помогали Анне отражать пенальти…

— Даже на скамейке всегда эмоционально воспринимаю «семерики». Пенальти — это максимально ответственный момент, когда вратарь не в соответствии известному выражению, а на деле становится половиной команды. Только от него в один миг зависит, изменится счет на табло или нет. Отобьешь бросок — герой в любом случае. Если Аня отражала семиметровый, это добавляло куража и девчатам, которые были на площадке, и мне, когда приходила моя очередь выходить в ворота.

— И никакой ревности?

— А откуда ей браться? У нас же командная игра.

— Зато амплуа максимально индивидуальное.

— В первую очередь мы решаем общие задачи. Сегодня у напарницы пошла игра, завтра пойдет у меня. Каких-то обид просто не может быть.

— Утверждения о различиях в психике голкиперов и полевых игроков — это правда?

— Не знаю. Могу то же самое сказать о психике левшей, например. Мы все разные, и каждый человек прекрасен в своей индивидуальности. Поэтому насчет психики не уверена. А вот в видении игры действительно много различий.

Анна Седойкина и Кира Трусова

После матча вам лучше побыть одной, или предпочитаете чьи-то советы, общение?

— Наверное, сначала лучше наедине обдумать игру, сделать выводы. Всегда пересматриваю матчи. Анализирую, что делала верно, а что не так.

— Французские записи уже пересматривали?

— Практически все. Если после игры был выходной, прямо там устраивала просмотр и подмечала косяки, которые следовало убрать.

— Вы не попали в Рио, но и зеленой дебютанткой вас уже не назовешь. Значит, можете прикинуть, чего в итоге было больше: горечи от упущенного золота или радости от серебра?

— Досады. Это точно. Мы так близко подошли к титулу, но не смогли его взять. В первом тайме финала сражались нормально. А после перерыва и у нас не все получилось, и арбитры стали поддавливать.

— После крупного и в принципе успешного турнира не скучно возвращаться к рутине Суперлиги?

— Честно говоря, тот заряд, который получила во Франции, придает сил. И хочется с этим чувством эмоционального взлета жить и играть как можно дольше.

Денис Козлов

Фото: Вера Выменкина; kolektiff images.